АССОЦИАЦИЯ СТРОИТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ

CАМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СРО-С-284-21062017

Новости

Интервью руководителей АСОНО газете «Континент Сибирь»

Интервью руководителей АСОНО газете «Континент Сибирь»
Генеральный директор АСОНО Бирюкова Мария Александровна и руководитель аппарата Федорченко Максим Владиславович дали обширное интервью крупнейшему изданию «Континент Сибирь», в котором коснулись основных проблем СРО.

Мы представляем вашему вниманию краткое содержание диалога руководителей АСОНО с корреспондентом Яной Сибирцевой.

Яна Сибирцева: - Расскажите о переходе организаций из СРО НП «СРП» («Строительное Региональное Партнерство») в СРО АСОНО. Какова судьба компенсационных фондов, при переходе членов они были переведены?
Максим Федорченко: - Переход осуществлялся в рамках регионализации. С принятием нового закона о том, что состоять нужно в СРО своего региона, с 1 июля 2017г все «местные» компании, состоящие в иногородних саморегулируемых организациях обязали перейти в новосибирские СРО с перечислением средств компенсационного фонда. Если какая-то новосибирская СРО поменяла юридический адрес на другой регион, оттуда новосибирские члены должны были выйти и вступить в любую из «местных» СРО. В Новосибирске две СРО поменяли адрес: НП СРО «Сибирь» переехала в Якутию, СРО А «Строительное Региональное Партнерство» - в Калининград. Соответственно, все члены, состоявшие ранее в этих организациях, осуществили переход в новосибирские СРО. Обе новосибирские СРО (и НП «Сибирь», и НП «СРП») все средства при переходе членов перечислили Их члены не пострадали, а вот часть тех, кто состоял в московских и питерских СРО - остались без компенсационных фондов. Как правило, в 99% случаев это связано с тем, что деньги этих СРО зависли в банке на депозите, в связи с активной политикой ЦБ по ликвидации банков и массовому отзыву лицензий у них. А если дело идет к отзыву лицензии – депозиты не возвращаются.

.


Мария Бирюкова: - Важно понимать, что не всегда возможность перечисления денег зависела от СРО.. Поэтому на практике и встречались подобные случаи с компенсационными фондами.
Яна Сибирцева: - Действительно ли раньше у застройщиков была возможность выбора СРО на межрегиональном уровне? И чем дальше находилась «проверяющая» организация, тем было удобнее?
Максим Федорченко: - Когда первые СРО начали организовываться, а это 2009-2010 год, строители шли в основном в новосибирские саморегулируемые организации. А уже позже сообразили, что удобней вступать в московские и питерские СРО – физически будет сложнее проверить. Но если со стороны СРО контроля никакого, то и члены никак эту СРО не контролируют, её работу проверить не могут, в собраниях очно никто не участвует. Что в результате и получилось – все размещения компенсационных фондов в банках осуществлялись по доверенности.
Яна Сибирцева: - Мы сегодня несколько раз затрагивали тему собраний, и возможности «очного» участия в них членов СРО. А сами члены тем временем высказывают недовольство: «Вот, мы теперь вынуждены ходить на какие-то собрания».
Мария Бирюкова: - Вот опять же, когда нужно принять какое-то решение - никто не хочет. А потом что-то происходит, и все в итоге недовольны.
Максим Федорченко: - Это меняется, но постепенно. Понятно, что можно по доверенности проголосовать. Но мы, например, иногда в добровольно-принудительном порядке прямо заставляем приходить, потому что решения нам принимать нужно совместно. На торжественном собрании СРО в январе в актовом зале «Сибстрина» присутствовало около 500 руководителей, во многом благодаря присутствию мэра Новосибирска и температуре «-35» на улице. Работать все равно нельзя было в такую погоду.
Яна Сибирцева: Но если борьбы за членов и конкуренции между СРО нет, то по каким критериям и параметрам строители выбирают для себя СРО? По цене и «знакомству»?
Мария Бирюкова: - Могут просто нравиться эксперты, либо из сложившихся отношений руководства. Из практики, если одна компания уже вступила в нашу СРО, то дочерние организации тоже скорее всего войдут, получается уже протоптана дорожка.
Максим Федорченко: - Все складывается из плюсов. Например, иногда мы даже внеочередной совет проводим, чтобы принять организацию. Зачастую тендер горит, и если организация соответствует всем требованиям, а ей вот нужно прямо срочно, то приходится срочно провести обсуждение. Это не значит, что мы говорим «требования не выполнены, но мы вас все равно примем», нет. Мы всё равно проверяем, но делаем это в темпе.
Яна Сибирцева: То есть по вашим оценкам, соперничества нет, а СРО между собой взаимодействуют и сотрудничают?
Максим Федорченко: - Вот здесь, к сожалению, хотелось бы большего, особенно в вопросе сотрудничества. Это помогло бы отсечь недобросовестные компании окончательно – если не удалось вступить в одну СРО, не получится пойти и в другую. Более того, можно взаимодействовать с государственными и муниципальными заказчиками, и определять те компании, которые на тот или иной тендер имели бы возможность заявиться. Никому же не надо, чтобы компания, у которой из всего имущества есть только стол и компьютер, навыигрывала тендеров. Как член общественного совета при областном минстрое я планирую поднять вопрос, чтобы именно региональная власть стала здесь объединяющим звеном. Не в том смысле, чтобы слить все СРО в одну и снизить конкуренцию до нуля, а именно для наведения порядка и конструктивного взаимодействия между организациями.
Мария Бирюкова: - Мы создали, например, совместно с Сибстрином (НГАСУ) для наших членов две лаборатории: лазерных технологий строительного контроля и испытаний строительных материалов. Можем предложить и остальным СРО работать с этими лабораториями. Постоянно проводим семинары для наших членов по охране труда, кадастровым вопросам, техрегулированию и т. д. Здесь тоже будем рады сотрудничеству со всеми нашими СРО. В июне, кстати, уже договорились о проведении на базе Сибстрина окружной конференции всех строительных СРО Сибири и готовим на это время региональный этап конкурса Строймастер — это конкурс мастерства строительных специальностей для рабочих из всех сибирских городов.



Яна Сибирцева: - Получается, пока у каждой организации свои правила. Есть ли смысл унификации, приведения к единой системе документации? 

Мария Бирюкова: - Все положения, которые у нас есть, согласовываются с Ростехнадзором, и что-то противоречащее законодательству мы не можем принять. Но в рамках того, что разрешено – могут быть различия у организаций.
Максим Федорченко: - У каждой СРО сейчас есть лицо, и люди будут выбирать не только по членским взносам, но и по тем правилам и требованиям, которые к ним предъявляются, и которым они готовы соответствовать.
Мария Бирюкова: - У нас сами члены СРО решили оставить коллективное страхование ответственности перед третьими лицами. Пусть это небольшие взносы для всех членов, но так безопаснее. Сейчас мы думаем насчет договорных обязательств, а именно о том, какой механизм способен защитить членов Ассоциации.
Максим Федорченко: - Плюс создали мощный юридический отдел, это тоже составная часть безопасности для СРО.


Подробное интервью читайте на портале «Континент Сибирь» https://ksonline.ru/317090/novaya-zhizn-sro/



Опубликовано: 16.04.2018 16:55:00


Возврат к списку